sidhk (sidhk) wrote,
sidhk
sidhk

Categories:

"Внутренняя Калмыкия." Отрывочек.

Необходимое. Предисловие.

О чем эта повесть?
Как говорил Эльдар Рязанов, точнее - Кнышев в пародии на Рязанова: «О чем этот фильм? Да ни о чем!»
Так о чем эта книга, скорее не книга, а повесть, еще скорее – набор зарисовок? О чем?
О Франции? Нет.
О бизнес леди? Точно нет.
О калмыках? Наверное, о калмыках тоже.
Так о чем же?
Наверное, о том, что, когда человек мечтает о чем-то, ставит перед собой какую то цель, целенаправленно двигается к своей цели, достигает ее… Он, неожиданно для себя оказывается вовсе не там, к чему он стремился, о чем он мечтал. Ведь мечтает то он о выдуманной стране, о выдуманном мире, а попадает он в реальный мир с кучей каких-то совершенно ненужных деталей и особенностей этого нового мира, которые портят всю красивую, идиллическую картину. И оказывается он там совершенно один. Без друзей, без возможности вести привычный ему образ жизни, «свой среди чужих».
Любой человек, который ставит своей целью вырваться из своей социальной среды и попасть в другую среду, оказывается один, достигнет он цели или не достигнет.
Внутреннее одиночество его уже не оставит никогда.
Кто же эти люди, ставящие себе такие цели? Думаю, почти все мы – эти люди.
Калмыки, оказавшиеся на «Лазурном берегу» Франции. В материальном или духовном плане.



Приезд.

Первый день в Париже. Я так его ждала! Я никак не могу поверить в то, что это я, маленькая калмыцкая девочка, лечу в Париж. И лечу не для того, чтобы поглазеть на Эйфелеву башню, и потом, размазывая по щекам слезы умиления, сесть на самолет, несущий тебя обратно, в российскую империю. А лечу затем, чтобы там работать.
Я чувствую, что это какой-то обман, и он сейчас вскроется.
Так ведь не бывает. Я ничего не могу умного сказать. Вообще. Тем более – умным, таким галантным французам. Тем более – на тему их бизнеса.
Наверное, подруга, тебя считают куклой.
Такой, знаете ли, дорогой, экзотической куклой, которой и говорить то не обязательно. Нужно лишь молча улыбаться. Желательно – не глупо улыбаться. Но это уж как получиться. А улыбаться – обязательно. К дурам тут привыкли, не ты первая не ты последняя. Хотя не хочется как-то быть дурой. Ладно, посмотрим там, ближе к делу.
Интересно, почему это в Париже столько негров? Нет, так нельзя говорить. Нужно говорить «афрофранцуз», точнее «афроараб», тьфу ты, не так, «арабофранцуз». Блин. Пусть как хотят так себя и называют. Я буду их называть неграми. Мысленно, конечно. Не скажешь же ты кому-нибудь: «Уважаемый «арабофранцуз»! Как пройти к синагоге? А?» Блин! Зачем мне к синагоге! Мне, скорее, в дацан нужно. Но спрашивать у араба где дацан совсем уж глупо. Да и у не-араба тоже. Вообще, лучше помолчать. И улыбаться побольше. Вот видишь, подруга, ты и сама себя уже дрессируешь. Воистину, никто не делает человека дурой, человек сам себя делает дурой, человек сам себе самый строгий цензор. Ну и ходи синим чулком, дура!
Мда… Со времен зарисовок Бенуа Париж сильно изменился. И где, позвольте вас спросить, изящные барышни на тонких каблуках, в легких платьях, которые «дышат духами и туманами…» Дышат они, похоже, как и мы, «Мальборо». Коренастые такие. И в джинсах все, в кроссовках. Мда… Теперь понятно, почему их мужчины на меня смотрят. Пожалуй, я не такая и дура. Впрочем, может и дура, но - красиво одетая дура. И не дура вовсе! Прекрати истерику, дура! Блин… Все-таки, дура. Ну ладно, осмотрим на Эйфелеву башню, скажем «Ахххх!!!».
А ничего, ничего! Очень даже ничего. Монмартр вот виден. Холмик такой. Пойду туда. Спущусь вот только вначале с башни.
Уф… Устала я бродить по Монмартру. Столько людей! Интересное место – «Сакра Кер». Я, почему-то и не слышала раньше о нем. Странное такое строение. Вроде бы церковь, а вроде бы и нет, как дворец. И не поймешь, есть и христианские мотивы, и мусульманские, всякие. Но красиво. Чистенько так. Как хорошо здесь сидеть на ступеньках и ни о чем не думать. Ни о будущей работе, ни о будущих коллегах, посидеть тихонечко в центре Парижа и помедитировать. Среди этих молодых и не очень, притомившихся людей самых разных цветов и оттенков. Посидеть так и попеть, тихо, про себя пожелание гармонии всем живым существам: «Ом мане падме хум, Ом мане падме хум…» Хорошо!
А помнишь, как ты первый раз в Москву приехала из Калмыкии? Это был шок почище того, что я сейчас испытала в Париже. Все же Москва сейчас довольно европеизированный город. «Азиопа», все же. Не чистая (или грязная) Азия. Из Москвы в Париж сейчас лететь несколько проще, чем из маленькой калмыцкой деревни в Москву, и не сейчас.

…….

Приехала я в Москву сентябрьским утром. Бабье лето, наше лето. По воздуху растекался незнакомый тогда мне еще запах «лужковского», ой, «лужниковского» рынка. То и дело раздавались предупреждающие крики с кавказским акцентом о том, что им нужна «дорожка», и чтобы мы были «поосторожнее». Кто не понимает о чем идет речь, пусть едут в Лужники, там и сейчас можно погрузиться в ту чарующую атмосферу, в которой оказываются все приезжие.
Москва навалилась на меня, душно и грязно, как наваливается пьяный насильник, и мне захотелось обратно в автобус, домой. Сразу и немедленно. Я старалась успокоиться, помогало это не сильно.
Хорошо, что меня встречала знакомая, Ира - бескорыстный, не жадный, простой человечек, непонятно как сохранившийся в этой мясорубке.
Помню, как в первый раз зашла в метро. Первое, что меня поразило, это количество людей. Да - подумала я, - У нас, в Калмыкии, столько народу бывает только во время массовых сборищ на площади, да и то - Ленина! Да и то - в столице, в Элисте.
Помня все смешные моменты из кино, где провинциалы падали, спотыкались или боялись взойти на эскалатор, я пыталась не повторить этого, смело и уверенно шагнула вперед правой ногой и, чуть пошатнувшись, схватилась за поручни и поехала вниз…
Как и все мои знакомые, я приехала в Москву за лучшей долей. Могла ли я тогда догадываться, что приобрету здесь очень многое, больше, чем то, на что надеялась, и, возможно, потеряю самое ценное, то, к чему хотела сохранить всегда, что считала самым ценным для себя? И все-таки мне нравится этот город, за то, что он дает, за то, что он отбирает и за то, что ему все равно. Как хорошо, что ему все равно! Можно самой дарить, отбирать и быть равнодушной!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments