July 27th, 2005

Мой первый день в Китае

Первые впечатления.

Это было потрясающе!

Страна, Поднебесная, единственная сохранившаяся из древних цивилизаций, родина слонов, Конфуция, Лао Цзы и Мао!

Они были прекрасны, эти жители Поднебесной!
Они были блондинами, и они были голубоглазыми (хоть это и не было особо видно из-за их постоянно прищуренных глаз).

Я ходил по улицам Пекина, по вечному городу.
Когда у меня неожиданно возникала мысль или наступало неожиданное прозрение, я останавливался и обсуждал перемены в моем внутреннем мире со случайным прохожим.

Каждый из прохожих был приветлив, прекрасно образован и обладал неограниченным запасом времени.
Мы беседовали об У Вэй (и о том, что постоянно бегающие и постоянно во все вмешивающиеся американцы – гады нехорошие), о Тай Цзи (и о дурне Дарвине), об У Син, Люй Люй и великой гармонии (и о дурнях-европейцах-лекарях и убогих музыкантах), об И-Цзин, Ши-Цзи, Юэ-Цзи и других великих трактатах о великом (и о единственных достойных соперниках – евреях) и о многом-многом другом…

Одно лишь смущало меня – настойчивая и даже – назойливая ритуальная музыка Конфуция.
Неприятная.

Я проснулся.
И долго стучал по будильнику, гася источник его «ритуальной» музыки.

Умылся, почистил зубы, съел неправильный сухарик, выпил неправильный кофе, послушал не-высокодуховную музыку и побрел к станку…
  • Current Music
    Гагаку

Перестройка кармы

Он был все время грязный, весь перепачканный землей, какой-то корявый и невзрачный.
Он был некрасивым, сухим, тощим. К тому же он еще и медленно рос.
Его переполняла горечь.
Постоянная горечь.
А он хотел быть другим, он хотел быть толстеньким, румяным, быстро расти (как тот, кому он постоянно завидовал), и чтобы его не обзывали. И чтобы не использовали его имя непрерывно, ругательно.
Даже его имя стало нарицательно-отрицательным.
Чтобы избавиться от горечи внутри, он пытался дружить с пасечником и с менеджерами сахарного завода.
Но те не принимали его всерьез.
Он пользовался дезодорантами и всякими присыпками.
Но – ничего не получалось.
Не получалось у него стать таким же молодцеватым, румяным, крутобоким, как тот, кому он завидовал.
Он хотел, чтобы ему говорили:
- «Сладкий ты мой!», и улыбались при этом.

Не знал он русской пословицы – «Хрен Редьки не слаще»

Карма…
  • Current Music
    растет трава